Наша организация приняла непосредственное участие в пресечении незаконной реализации муниципального имущества горно-обогатительного оборудования Забайкальского апатитового завода. Об этом писала газета «Номер-один» в статье «Вблизи Улан-Удэ „мародерствуют“ цезием» на основании нашего обращения на имя президента Республики Бурятия Вячеслава Наговицына и ответа заместителя председателя правительства Александра Чепика. (см. газета «Номер-один» № 34 от 20 августа 2008г., стр.11).

 

ВБЛИЗИ УЛАН-УДЭ «МАРОДЕРСТВУЮТ» ЦЕЗИЕМ

В то время как власти «странно» распродают предприятие в Иволгинском районе, с него исчезают радиоактивные материалы

Новыми подробностями обрастает история, связанная с Ошурковским месторождением и некогда функционировавшим Забайкальским апатитовым заводом, расположенным в селе Тапхар Иволгинского района. Как стало известно «Номер один», имущество предприятия распродавалось вопреки здравой логике и действующему законодательству. А бесконтрольность, царившая на объекте, позволила допустить в свободное обращение радиоактивные вещества.

Депутатам знать необязательно

Судьба Забайкальского апатитового завода (ЗАЗ) необычна. Он не успел стать флагманом республиканской экономики. Как известно, сначала, в 80-е годы, его решили построить, успели воздвигнуть цех, установить оборудование. Даже добывали апатит в экспериментальном порядке. Но случилась экологическая катастрофа: прорвав заграждения, грязные флотационные воды хлынули в Селенгу.

После чего, в 1986 году, власти пришли к выводу, что существование апатитового завода «приведет к дополнительному загрязнению природного комплекса озера Байкал, Селенги и города Улан-Удэ». И завод оставили в покое. Производство стояло, цеха и оборудование разрушались и разворовывались «в меру энтузиазма» местных жителей. Имущество юридически принадлежало республике.

Спустя десять, в 1996 году, было принято логичное по тем временам решение. На основании постановления правительства Бурятии вся собственность Забайкальского апатитового завода была передана из республиканской собственности в муниципальную.

Таким образом хозяином завода стал Иволгинский район, вернее, его администрация. Получив себе завод, администрация района в течение нескольких лет передавала предприятие с баланса на баланс разным муниципальным структурам. Те, в свою очередь, периодически банкротились, апатитовый завод шел дальше по районным рукам. В конце концов, вернувшись обратно к администрации.

В распоряжении местной власти было ликвидное оборудование, которое могло принести доход. Идеальным вариантом было бы извлечение дохода в казну района путем продажи имущества. С этим и вышли проблемы. Нет, имуществом-то торговали, но начались скандалы, а затем судебные разбирательства.
Согласно действу

ющему законодательству, перевод активов горно-обогатительного комбината на баланс района должен быть одобрен районным Советом депутатов. Но администрация района решила, что депутатам незачем знать о финансовых превратностях апатитового завода, по крайней мере, обо всем имуществе.

Как утверждают наши источники, народных избранников фактически ввели в заблуждение, поскольку им сообщили только о недвижимости комбината, которую те единодушно приняли на баланс. Информацию о движимом имуществе скромно умолчали. Стоит заметить, что апатитовый завод находится не в центре Улан-Удэ, и цеха не из мрамора возведены. Поэтому недвижимость стоила копейки.

С движимым имуществом ровно наоборот. Дорогостоящие станки, оборудование, хоть и были частично разворованы и поломаны, но в силу их редкости и дефицита в целом по стране подобного оборудования стоили немало. К тому же по законодательству и уставу самого района депутаты райсовета должны вносить продаваемое имущество в план приватизации.

Так или иначе, администрация Иволгинского района несколько раз (в том числе и в 2006 году) бодро организовывала торги, в результате которых горно-обогатительное оборудование было продано нескольким разным организациям и предприятиям не только Улан-Удэ, но и других регионов.

Установить сегодня полный список проданного оборудования и его стоимость невозможно. Оно разлеталось по России, как горячие пирожки. Но как явствует из документов, часть движимого имущества теперь работает в Новосибирске, Екатеринбурге, Красноярске и Москве. Некоторое оборудование продано местным предпринимателям — в ОАО «Буряттара», ООО «СТО на Элеваторе», в ООО «Лукондар». Рыночная стоимость имущества, находящегося только в Улан-Удэ, ориентировочно составляет 23 миллиона рублей.

В Иволгинском районе быстро распространились слухи о бесконтрольной распродаже апатитового завода. Администрацию района пытались привести в чувство и рекомендовали вернуться в законное русло. Дескать, необходимо возвращать проданное оборудование и повторно приватизировать завод, теперь уже по правилам, с зачислением на баланс района в том числе и движимых активов. Однако администрация района, мягко говоря, не проявила интереса к этой идее. При этом уполномоченный представитель администрации Иволгинского района официальным письмом отказался от оборудования ЗАЗа в пользу одного ООО, в состав которого вошли местные предприниматели

Я — не я, и лошадь не моя

Тогда неравнодушные граждане обратились в правительство Бурятии с идеей возврата имущества комбината в собственность республики. Мысль тоже неплохая. Если уж не удастся вернуть Бурятии завод, то хотя бы привлекут внимание к проблеме. Они написали письмо на имя президента республики Вячеслава Наговицына. Ответ, который разочаровал борцов за соблюдение законности, был направлен от имени заместителя председателя правительства Александра Чепика.

Если следовать этому документу, то получается, что муниципальное образование, в данном случае Иволгинский район, вполне законно распоряжается имуществом, находящимся в его собственности. И республика к этому ни имеет никакого отношения. Как было сказано в ответе зампреда, «вмешательство органов государственной власти Бурятии в деятельность органов местного самоуправления по вопросам распоряжения муниципальной собственностью будет противоречить действующему законодательству и нарушать установленные Конституцией РФ гарантии независимости местного самоуправления в пределах своих полномочий».

Александру Чепику никто не предлагал нарушать действующую Конституцию. Просто обратили внимание на то, что бывшее республиканское, ныне муниципальное, имущество, причем на десятки миллионов рублей, используется неадекватно. В то время как муниципальные власти постоянно просят деньги у правительства республики. Так, может быть, стоит бережно и по-государственному относиться к имеющемуся имуществу района, а не обивать пороги правительства с протянутой рукой?

Быть или не быть новой сделке?

Пока республиканские чиновники задумываются о возможных нарушениях Конституции России, местные «коммерсанты» продолжают предлагать для продажи оборудование ЗАЗа в поселке Тапхар.

Так, пару недель назад в Улан-Удэ приезжал представитель Новоангарского горно-обогатительного комбината. При встрече с ним удалось выяснить, что в адрес красноярского предприятия поступило предложение о приобретении необходимого для комбината оборудования, а именно шаровой мельницы, которая используется для переработки руды. Стоимость сделки красноярцев устроила, и они приняли решение вылететь в Бурятию для оформления сделки.

Но когда они узнали обстоятельства дела, которые возникли вокруг имущества Забайкальского комбината, то встали в тупик. Ведь Арбитражный суд Бурятии уже выносил ранее решения о признании недействительными торгов при продаже администрацией оборудования ЗАЗа. Есть прецеденты. Существует реальная опасность, что купленное имущество легко может быть оспорено.
Представителю Новоангарского комбината ничего не оставалось, как обратиться в прокуратуру Бурятии с запросом, насколько будет законна возможная сделка. В прокуратуре предложили подождать две недели. Этого времени у красноярца не было, и сделка сорвалась.

Цезий на продажу

В общем, сняв «сливки» с предприятия, администрация района не хочет заниматься вопросами в отношении остального уцелевшего имущества Забайкальского апатитового завода. Оно до сих пор находится в полуразрушенных зданиях предприятия и медленно приходит в негодность, покрываясь ржавчиной. И ладно бы речь шла о банальном металлоломе, в конце концов, сотни предприятий в Бурятии прошли подобный печальный путь. Но как нам стало известно, до недавних пор в заброшенном заводе хранился радиоактивный цезий. А это уже серьезно.
Непонятно — охраняется ли этот объект, но, по крайней мере, когда туда прибыл корреспондент газеты «Номер один», то путь ему преградил лишь проржавевший самодельный шлаг%0